Перейти к основному содержанию

Моряки добились внесения в международный закон положения об обязательном доступе в Интернет

19 May 2022
Пресс-релиз
Фото: Альбеса, Элеаким Маникар

Группы моряков получили право на обязательную социальную связь для экипажей – в том числе на доступ в Интернет, в обновленной версии Конвенции 2006 года о труде в морском судоходстве (MLC), но разочарованы тем, что судовладельцы и правительства могут стараться взимать за это плату.

MLC – это международное соглашение, призванное защитить права моряков; его ратифицировало более 100 стран, представляющих более 90% мирового флота. Одно из его положений обязывает правительства, судовладельцев и представителей моряков периодически собираться для пересмотра и обновления Конвенции. Последнее заседание Специального Трехстороннего Комитета (СТК) закончилось 13 мая в Женеве, на нем был согласован ряд изменений, включая обязательство улучшать социальную связь для моряков.

«Covid многому нас научил и подтолкнул к совершенствованию Конвенции MLC», – рассказал Марк Дикинсон, Вице-председатель Морского отдела Международной федерации транспортников (МФТ), Вице-президент СТК и Пресс-секретарь Группы представителей моряков.

«Продолжительная работа в море может вести к изоляции», – говорит Марк Дикинсон, «а недостаток контактов с внешним миром может серьезно сказаться на благополучии моряков, злейшие последствия чего мы видели во время пандемии Covid».

«Возможность быть на связи с семьей и друзьями – не просто приятное удобство, а базовое право человека. Вот почему мы так рьяно боремся за то, чтобы у моряков был доступ в Интернет и чтобы это стало обязательным положением Конвенции».

Несмотря на то, что на судах уже есть технические средства для предоставления доступа в Интернет, судовладельцы воспротивились переменам. Они настаивали на том, что должны иметь возможность ограничивать доступ и брать с моряков плату за выход в Интернет.

Группа представителей моряков занималась лоббированием, чтобы любое взимание платы с моряков было исключением, и чтобы любая плата оставалась в разумных пределах. Также мы призываем правительства бесплатно для моряков расширить доступ в Интернет в портах и в местах якорной стоянки.

Права на репатриацию застыли на архаичном уровне

Заседание не сумело прийти к соглашению об изменении положений Конвенции, касающихся репатриации, которых требовала Группа представителей моряков. Она требовала, чтобы ответственность судовладельцев по репатриации моряков по завершении контрактов была расширена до места схода на землю в родной стране.

Для большинства моряков дорога домой оказывается намного длиннее, чем сегодня покрывают судовладельцы. Например, моряк из города Давао на Филиппинах может оказаться брошенным в аэропорту Манилы на расстоянии 1600 миль от дома. Ему придется совершить полет примерно в 2,5 часа, и это обойдется ему в 2500-3000 филиппинских песо. На последнем отрезке пути работодатель не покрывает страховку, медицинские и иные расходы.

Как мы видели во время пандемии, на множестве моряков пагубно сказались карантинные меры, введенные во многих странах и обострившие риск дезорганизации и расходов на дорогу до мест жительства.

«Судовладельцы прямо отвергли предложение, невзирая на попытки предложить компромисс», – заявил Дикинсон. «Как представители моряков, мы разочарованы. Нас выручает поддержка некоторых правительств, но все равно, впервые в истории Трехстороннего Комитета какая-то группа прямо отказывается от поправки».

Генеральный секретарь МФТ, Стивен Коттон, заявил, что отказ судовладельцев от переговоров по этому вопросу разрывает душу, учитывая, что пришлось вынести морякам, которых застигли связанные с Covid ограничения.

«Просто позор, что судовладельцы напрочь отказались участвовать в диалоге, особенно по такому важному для работников вопросу, после всего сотрудничества во время Covid, когда вся отрасль работала вместе для защиты прав моряков. Я уверен, что расходы руководителей в судоходстве покрываются от порога до порога, так что и моряки заслуживают такого же права, особенно учитывая кризис стоимости жизни, с которым столкнулись многие».

Также некоторые правительства стран ЕС хотели провести поправку, более четко обозначающую существующий де факто максимальный срок службы в 11 месяцев, который моряки могут отработать в море, прежде чем судовладельцы будут обязаны доставить их домой. Судовладельцы, а также некоторые правительства настаивали на гибкости и требовали, чтобы обязательный срок нахождения в море составил 12 месяцев для моряков, особенно для стажеров. Группа представителей моряков отказалась согласиться с поправкой, ссылаясь на проблемы утомления и безопасности.

«С трудом верится, что в 2022 году мы должны убеждать, что 12 месяцев – слишком долгий срок», – говорит Коттон. «При этом даже не учитывается тот факт, что уровень комплектования экипажей уменьшился вдвое, и на деле отпуск на берег сейчас ограничен как никогда. Судовладельцы говорят, что у моряков есть свобода выбора, но сами имеют всю власть, и фактически вопрос сводится к принудительному труду».

Другие изменения

СТК согласился с рядом важных поправок в Конвенцию, в том числе:

  • Средства индивидуальной защиты должны подходить по размеру находящимся на борту морякам, в том числе и женщинам.
  • Улучшение доступа к питьевой воде, вопросы качества и баланса диеты были согласованы в рамках правил питания и столового обслуживания.
  • Разъяснение обязанностей правительств по предоставлению морякам информации об обязательных системах защиты, которую должны предоставлять рекрутинговые и крюинговые агентства.

Также СТК принял несколько резолюций, регулирующих будущую работу Комитета. Это и дальнейшая работа по искоренению сексуальных домогательств в море, жизнеспособность положений о финансовой безопасности, которые предоставляют клубы взаимного страхования и страховщики на условиях «защита и возмещение», и способность моряков заставить судовладельцев исполнять договора найма.

Завершая речь, Дикинсон отметил, что был разочарован тем, что с тех пор, как Конвенция вступила в силу, оказалось, что судовладельцы сосредоточены на технических изменениях, а не на резолюциях, способствующих непрерывному улучшению условий труда моряков.

«Они потеряли первоначальное трехстороннее видение Конвенции, для улучшения минимальных стандартов для моряков. Если не принять эти изменения, это глубоко повлияет на отрасль морских перевозок».

Коттон призвал отрасль продолжить непрерывно решать возникающие перед ней трудности и пользоваться возможностями сделать морские перевозки достойной, безопасной и полезной для карьеры работой для моряков, особенно для привлечения в отрасль женщин.

«Во время борьбы с Covid МФТ и Международная палата судоходства (ICS) замечательно работали рука об руку с такими партнерами из отрасли морских перевозок, как Международный комитет морских работодателей (IMEC), и будет стыдно, если мы не сумеем сохранить этот дух командной работы. В центре этого должна стоять достойная работа для моряков».

---

Об МФТ: Международная федерация транспортников (МФТ) – демократическая организация профсоюзов работников транспорта, в которой ведущими являются ее члены, она признана на мировом уровне как авторитетный орган транспортной отрасли. Мы страстно боремся за лучшую жизнь трудящихся; объединяем профсоюзы и сообщества моряков 147 стран мира, чтобы гарантировать их членам права, равенство и справедливость. Мы – голос почти 20 миллионов женщин и мужчин, благодаря которым движется наш мир.

Контакт для СМИ: media@itf.org.uk