Перейти к основному содержанию

Правительства должны защищать права человека тех моряков, которые оказались в безвыходном положении

В связи с пандемией Covid-19 и ограничениями на поездки, введенными для сдерживания распространения заболевания, около 200 тысяч моряков торгового флота оказались в безвыходном положении на борту судов в нарушение международного права. Каждый месяц 100 тысяч моряков, которые достигли срока списания, находятся на борту судов, перевозящих 90% мировых товаров, и их судьба не волнует международное сообщество. Многие в настоящее время находятся на борту без возможности увольнения на берег уже в течение нескольких месяцев сверх их первоначальных контрактов. Это не только противоречит действующим международным морским правилам по защите жизни, здоровья и благополучия моряков и предотвращению экологической катастрофы, но и является вопиющим массовым нарушением прав человека, вызывающим обеспокоенность по поводу принудительного труда этой невидимой рабочей силы.

Отраслевые организации, в том числе Международная палата судоходства (ICS) и  Объединенная переговорная группа, а также Генеральный секретарь ООН, МОТ и ИМО, в согласии с Международной Федерацией Транспортников и при поддержке Папы Франциска считают, что по окончании контракта из-за физической и психической усталости моряки не в состоянии безопасным образом выполнять свои обязанности. В данном случае репатриация и смена экипажей является единственным ответственным решением.

В мае, в ситуации продолжающейся пандемии Covid-19, группа Специальных докладчиков ООН отметила, что «принуждение уязвимых работников без возможности выбора, когда они вынуждены терпеть условия, при которых они подвергаются риску, в том числе в сочетании с ликвидацией ранее утвержденных трудовых прав, по мнению МОТ может являться формой принудительного труда».

Установленные трудовые права моряков закреплены в Конвенции о труде в морском судоходстве (MLC), часто упоминаемой как Билль о правах моряков, в том числе это право на увольнение на берег и ежегодный отпуск, необходимый для сохранения здоровья и благополучия, и право на репатриацию после максимального периода службы на борту судна 11 месяцев (один год минус один месяц обязательного отпуска; см. пункты Конвенции A2.4.3; A2.5.1 подпункт 2(b)). Если судовладелец оказался не в состоянии организовать репатриацию, то за репатриацию моряка отвечает государство флага. Государство порта или государство, гражданами которого являются моряки, могут репатриировать моряка и взыскать расходы с государства флага судна, но в любом случае, государство порта обязано оказывать содействие в организации репатриации (A2.5.1, подпункты 5(a), 7). Несмотря на обязанности государств-членов предпринять позитивные действия для реализации этих прав моряков, правительства категорически отказываются предоставить доступ или транзит на своей территории, и экипажи оказываются брошенными, без смены.

Следует отметить, что Конвенция запрещает любое соглашение об отказе от права на ежегодный оплачиваемый отпуск, за исключением ограниченного числа случаев: моряку запрещено соглашаться на отказ от такого права, даже в случае дополнительной оплаты за не использованный отпуск. Причиной является основополагающая важность оплачиваемого ежегодного отпуска для сохранения здоровья и благополучия моряков, в целях предотвращения переутомления; но также следует учесть особое состояние изоляции моряков, соответствующую подверженность к принуждению под давлением и ту бдительность, которая необходима для предотвращения злоупотреблений и эксплуатации на борту судов. В марте 2020 года в совместном заявлении Специальный трехсторонний комитет Международной  организации труда (МОТ) по Конвенции о труде  в морском судоходстве (MLC) отметил, что стресс, изоляция и социальное давление на моряков явно усугубляются пандемией Covid-19, и это оказывает неблагоприятное воздействие на их психическое и физическое здоровье и благополучие. По мнению специальных докладчиков ООН, лишение этих и без того уязвимых работников возможности выбора в ситуации повышенного риска уже может свидетельствовать о наличии принудительного труда.

Более того, Конвенция МОТ 29 определяет понятие принудительного труда как «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для выполнения которой это лицо не предложило своих услуг добровольно». Угроза наказания может повлечь за собой широкий спектр действий, от физического насилия до психологического принуждения и удержания документов, среди прочего. В данном случае морякам говорят, что их оставят в иностранном порту без возможности репатриации, если они не согласятся на продление контракта. В случае отказа моряки сталкиваются с дополнительным риском потери будущих перспектив найма. Эти существенные риски представляют собой явное наказание в соответствии с положениями Конвенции 29. Кроме того, в случаях согласия продолжить работу под угрозой наказания не может идти речь о предложении своих услуг добровольно. У моряков на самом деле нет выбора, кроме как подписать продление контракта.

Более того, даже если моряк изначально дал на это согласие, такой случай все равно может считаться принудительным трудом, если он не может отменить свое согласие без опасения наказания. Кроме того, первоначальное согласие может быть аннулировано в тех случаях, когда добровольный характер предложения услуг отменяется последующими событиями, такими как нарушение обещания репатриировать моряка в указанную дату.

Злоупотребление такой уязвимостью при продлении контрактов моряков на срок до 17 месяцев пребывания в море в сочетании с их нестабильным правовым положением и неизбежной зависимостью от их работодателя на месте также может привести к ситуации торговли людьми с целью эксплуатации их труда. В случае обнаружения торговли людьми согласие становится нерелевантным. В соответствии с Протоколом о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющей Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности («Палермский протокол»), торговля людьми может включать «вербовку,… [или] укрывательство людей…посредством злоупотребления властью или уязвимостью положения…с целью эксплуатации ..., [включая] принудительный труд». Эти положения позволяют понять всю степень потенциальной серьезности и риска эксплуатации для моряков.

Не отрицая общепризнанного посредничества, влияния и ответственности субъектов бизнеса во всех цепях поставок, в этой конкретной текущей тупиковой ситуации работодатели, нанимающие моряков, фактически бессильны в плане организации смены экипажей без согласованного и добросовестного сотрудничества со стороны государств. Государства флага, порта и гражданства моряков нарушают свои международные обязательства по соблюдению прав человека, не обеспечивая защиту (в дополнение к обязанности способствовать реализации права на репатриацию), когда они не предпринимают соответствующих шагов для предотвращения фактического принудительного труда.

В частности, в соответствии с Протоколом МОТ 2014 к Конвенции 29, государства-члены, в том числе выдающиеся государства флага, такие как Панама, «обязаны сотрудничать с друг другом , чтобы обеспечить предотвращение и искоренение всех форм принудительного или обязательного труда». Палермский протокол также требует сотрудничества между государствами в борьбе с торговлей людьми. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах содержит требование международной помощи и сотрудничества в реализации прав на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, а также справедливых и благоприятных условий труда, среди прочего. В более широком смысле Конвенция MLC требует и неоднократно подчеркивает необходимость сотрудничества государств для достижения реализации и обеспечения соблюдения прав моряков, закрепленных в ней (в этом контексте особенно актуальны Статья I.2 и Руководящие принципы B1.4.1.3 и B2.5.2).

От государств требуется не только уважение и соблюдение прав человека через свои органы, механизмы и представителей, но и активная защита от злоупотреблений со стороны третьих сторон, включая работодателей. Эти обязанности выполняются везде, где могут совершаться злоупотребления на территории государства или в пределах его юрисдикции. Руководящие принципы ООН по вопросам бизнеса и прав человека (UNGP) подтверждают, что государства нарушают свои обязательства в тех случаях, когда они не предпринимают эффективных шагов посредством политики и нормативного регулирования для предотвращения злоупотреблений до их возникновения. Государства также должны «анализировать, обеспечивают ли [эти] законы необходимый охват в свете изменяющихся обстоятельств и создают ли они, наряду с соответствующей политикой, среду, способствующую соблюдению предприятиями прав человека».  Как отмечает Рабочая группа ООН по бизнесу и правам человека, обязанность государства защищать права человека действует как в обычных условиях, так и  в период кризиса.

В конечном итоге государства флага несут ответственность за защиту от принудительного труда моряков, находящихся под их юрисдикцией. К сожалению, большинство судов в мире зарегистрированы под удобными флагами (FOC), поскольку они, как правило, практикуют более мягкий подход к нормативному регулированию, включая более низкие стандарты труда. На многих судах под удобными флагами плохо обстоит дело с выполнением обязательств перед членами экипажа в соответствии с международными и национальными законами.

Многие государства флага утверждают, что пандемия делает выполнение некоторых обязательств государства практически невозможным и является уважительной причиной отказа от исполнения обязательств в соответствии с общепринятым определением  форс-мажора  в Статьях комиссии международного права об ответственности государств за международно-противоправные деяния. Хотя МОТ  разумно призвала к прагматичному подходу, позволяющему морякам продлевать свои контракты там, где это необходимо, эта рекомендация прозвучала в контексте первоначального обращения с призывом к быстрой и не осложненной смене экипажей, с ограниченным «разумным [продлением] контракта», обусловленного «фундаментальным требованием… в любых случаях» по свободному волеизъявлению моряка в условиях, позволяющих провести юридическую проверку решения и обратиться за советом. Вышеуказанные ограничения способности моряка на свободное волеизъявление в море при обычных обстоятельствах вызывают серьезные сомнения в такой способности на свободное волеизъявление в этом затруднительном положении.

Более того, невозможно определить очень высокий порог существенного отсутствия такой возможности на фоне других действий правительств, как политических, так и финансовых, односторонних или согласованных с другими правительствами, предпринимаемых для репатриации своих граждан или граждан других государств, не являющихся моряками. Тот факт, что такое же дипломатическое давление не было применено для обеспечения репатриации экипажей, демонстрирует, что можно и нужно предпринять дальнейшие существенные шаги для предотвращения текущей ситуации и смягчения ее последствий. В ходе пандемии, и с возрастающей регулярностью по мере ослабления ограничений в последние несколько недель, правительства некоторых стран и отдельные компании использовали чартерные и коммерческие рейсы для репатриации своих граждан, и буквально в нескольких случаях эта репатриация включала моряков. Поэтому ясно, что существуют возможности международных поездок и передвижения для моряков. По мере дальнейшего ослабления ограничений на поездки эта причина перестает быть серьезным оправданием.

Наконец, в соответствии с Конвенцией MLC, например правительства должны принимать решения об отмене действия требований или об исключениях из требований в консультациях с социальными партнерами, а о любых принятых решениях сообщать в МОТ. При отказе от этого жизненно важного механизма защиты в первую очередь следует предположить, что соответствующее правительство намерено выполнить все свои обязательства по Конвенции.  Если государства флага недвусмысленно не заявили об отмене действия своих договорных обязательств, то они не могут пользоваться необоснованно общим положением о форс-мажоре в качестве защиты. Более того, принудительный труд как элемент современного рабства является нарушением одной из восьми основополагающих конвенций МОТ, и должен рассматриваться как серьезное нарушение императивных норм, в отношении которых нет ни защиты, ни дерогации.

Государства флага, порта и гражданства моряков должны срочно и публично принять обязательство внедрить Рекомендованную отраслевую структуру протоколов для обеспечения безопасной смены экипажей и поездок моряков во время пандемии коронавируса (Covid-19), ослабить ограничения на поездки для этих работников ключевой профессии и содействовать безопасному передвижению моряков при возвращении домой через их морские и воздушные порты. Все государства должны использовать свое влияние по всем дипломатическим каналам для того, чтобы заручиться таким же обещанием других государств и координировать действия своих соответствующих министерств и ведомств, чтобы уважать, защищать и соблюдать права человека моряков во время этого кризиса.

До тех пор, пока этого не произойдет, даже без учета непосредственной возможности покинуть судно, моряки имеют полное право отказаться от дальнейшего продления контракта и оставаться на борту в качестве пассажиров до тех пор, пока им не будет предоставлено право на репатриацию. Моряки не являются расходным ресурсом. Их труд не может быть использован для устранения недочетов международного сообщества, неспособного организовать смену экипажей, и их нельзя принуждать жертвовать своими собственными правами на сохранение здоровья, безопасности, семейной жизни и освобождения от принудительного труда во имя сохранения глобальных цепей поставок. Всему есть предел - Enough is enough.

 

Статья Рувана Субасингха, Элен Бриз и Джонатана Уорринга, опубликована в блоге журнала Business and Human Rights Journal .

Руван Субасингх - директор по правовым вопросам Международной федерации транспортников (МФТ), Элен Бриз - помощник по правовым вопросам МФТ, а Джонатан Уорринг - старший помощник по правовым вопросам МФТ.

Примечание: Первая публикация этой статьи была в блоге журнала Business and Human Rights Journal  под заголовком «Моряки, оказавшиеся в безвыходном положении, обслуживают глобальные цепи поставок, что равносильно вопиющим нарушениям прав человека: государства должны выполнять свои обязанности по защите», и материал размещен на сайте CambridgeCore  по ссылке.

Отправьте новый комментарий

Restricted HTML

  • Allowed HTML tags: <em> <strong> <cite> <blockquote cite> <code> <ul type> <ol start type> <li> <dl> <dt> <dd> <h2 id> <h3 id> <h4 id> <h5 id> <h6 id>
  • Lines and paragraphs break automatically.